20 смешных фото про детские шалости из серии «Оно того стоило!»

Немного стыдно: забавные истории из детства

Чего только не происходит с нами в детстве. В этот самый беззаботный период нашей жизни мы жаждали нового и неизвестного, мало чего боялись и были готовы к приключениям. Хорошо, что родители далеко не обо всем догадывались. А сейчас уже и рассказывать стыдно.

Признавайтесь, у вас тоже есть такие забавные детские истории?

У моего одноклассника был породистый пушистый пёс по кличке Писюн. В первом классе на уроке зашел разговор о домашних животных. Он гордо объявил на весь класс: «А у меня есть писюн! Приходите ко мне домой, и я вам его покажу! Можете даже потрогать его». Учительница в шоке. Родители в школе. Вскоре все узнали правду, но в школе потом ещё долго ржали от рассказа про маньяка-изврашенца из «1-Б».

Классе в первом, когда шла домой с одноклассниками, сказала, что могу управлять ветром. Ну, конечно, мне не поверили, я поднимаю руку со словами: «Ах так», — и в этот момент сильнейшим порывом ветра на одного паренька, который больше всех упирался, прям в лицо прилетает пакет. Как громко он вопил, что я ведьма… Правда потом все меня сторонкой обходили, но оно того стоило.

Лето, жара, на дворе 90-е, набитый дачный автобус, мне лет 5, едем с мамой на фазенду нашу. Маршрут автобуса проходит мимо кладбища, а потом уже начинаются дачные массивы. Я смотрю в окошко и громко спрашиваю: «Маам, а это кладбище для тех, кто умер на даче?» — и дикий хохот дачников.

В детстве в садике включили нам мультик «Босоногий Гэн» — про Хиросиму. Воспитательница не заморочилась, анимация — значит, детское. И ушла. Ох нас потом плющило. Наивные умы не очень поняли, что такое атомный взрыв, зато запомнили, что от дождя лысеют, покрываются болячками и блюют кровью. Перед прогулками ор стоял страшный, мы до усрачки боялись идти гулять под дождем. А дожди тогда шли постоянно.

В детстве я услышала по телевизору, что в Китае собак едят. Мне стало интересно — вкусно или нет. Походу, моя собака поняла, что я хочу её съесть после того, как я укусила её за хвост. Как я за ней гонялась… До сих пор стыдно.

Двоюродный брат рос в моей семье, ревновала безумно родителей к нему. И чтобы притупить их любовь к нему, в туалете какала в газету, сворачивала в колбаску и клала в место для хранения бумаги, мгновенным результатом была довольна. Родители были ошарашены, меня так и не вскрыли, видать думали — она же девочка…

Мне было 4 года, гулял с бабушкой во дворе. Я шёл в новых штанах, которые мама привезла из командировки. А незадолго до этого ребята научили меня залезать на столбы. Вот идём мы с бабушкой, и тут я вижу ЕГО — красивый, высокий, серый СТОЛБ! Помчался к нему, бабушка даже не успела ничего понять. Сработал «рефлекс макаки», и вот я уже на верхушке столба. Чувствую что-то липкое… Бабушка отодрала от свежепокрашенного столба маленького мальчика, с огромной серой полоской по всему телу, и поволокла домой.

Наверное, многие девушки помнят косметику мам. Я как-то стащила у мамы жирные тени и принесла в детсад. Прятала палетку в трусах до тихого часа, а когда все уснули, прокралась в туалет и стала «краситься». Размазала тени по всему лицу толстым слоем и отправилась спать гордая — как же, я ж теперь красавица, прям как мама. Воспитательницы тогда даже не ругались. Они ржали и не хотели меня умывать. Тени были ярко-голубые, и с тех пор до самого выпуска из сада кличка у меня была Фантомас.

В начальных классах я участвовала на районной олимпиаде, и вместе со мной поехала моя классная руководительница. Перед началом она говорит мне: «Ни пуха ни пера!» А я ответила: «Пошла к черту!» Думала так и надо говорить.

Мне лет пять было. Пошли с бабушкой к соседке за молоком. Пока бабушка болтала с соседкой, я бегала рядом, как вдруг заметила открытый колодец. Так уж вышло, что он был по самый край заполнен чем-то густым и вонючим, но тогда меня это не отпугнуло. Я шагнула в центр и с огромным любопытством наблюдала, как я медленно погружаюсь в эту жижу… Бабушка заметила это, когда меня скрыло примерно по плечи… Вела меня, грязную и вонючую, домой. Мама, конечно, была в полном шоке.

Когда мне было 4 года, папа принес с базара огромную живую рыбину. Ее положили в ванную в таз с водой, чтобы она не отбросила копыта до вечера. Я чистила зубы, а рыба неотрывно смотрела на меня. Мне тогда показалось, что взгляд у рыбы умный, человеческий, просящий. Я решила, что это заколдованный принц. И поцеловала рыбу. Рыба осталась рыбой. Я осталась дурой.

В детстве одна девочка похвасталась мне, что в деревне у бабушки ела яйца козла. Я переспросила: «Яйца кого?» Она без тени улыбки повторила: «Да-да, яйца козла». Я была в полнейшем шоке, потому что, дожив до 11 лет, так и не знала, что козлы несут яйца! Конечно, потом до меня дошло, какие яйца, но на тот момент мой мир перевернулся.

В детстве нашла у родителей презервативы. Крутила в руках упаковку и так, и эдак, не могла сообразить, что это такое. Когда раскрыла упаковку, почувствовала запах клубники, из чего сделала вывод, что это съедобно. Усердно пыталась разжевать. Так и застала меня мама на полу перед тумбочкой, жующей презерватив.

В детстве хотела стать хирургом. Пришел к нам как-то электрик что-то починить. Разговорились, и он спрашивает меня: «Почему именно хирургом хочешь стать?» И тут семилетняя девочка с косичками изрекает: «Потому что хочу в человеческих органах копошиться». Электрик молча доделал работу и молча ушел.

Когда мне было лет 7, я не могла решить задачку, постоянно ходила к сестре. Иногда она мне помогала, но всё-таки она ленилась и на мои вопросы: «Как?» — отвечала: «Жопой об косяк!» Вот представьте: стоит ребенок весь в слезах и бьется об косяк. Я — тупая, конечно же, воспринимала все всерьез и надеялась на чудо. После каждого удара смотрела в тетрадку, но решения там все равно не было… А родители еще гадали, откуда у меня синяки на жопе…

В детстве я был очень шкодливым ребёнком. Убирал стул, когда кто-то из взрослых пытался сесть, выпрыгивал из-за угла и пугал бабушек. В общем, был тем ещё засранцем. До одного дня. Однажды бабушка сварила борщ, я решил пошутить. Взял вонючие носки деда и кинул в борщ. Дед заставил меня съесть три тарелки этого зелья. С тех пор я не очень люблю приколы.

В четыре года родители купили подарок к моему дню рождения и положили на антресоли. Но я увидела большую плоскую коробку где-то метр в длину, догадалась, что это подарок и начала упрашивать показать его или сказать, что там. Тогда старшая сестра сказала, что там ОГРОМНЫЕ тапки. Я была в восторге! Как же я разочаровалась, когда на день рождения я вытащила из коробки не метровые тапки, а настольный хоккей

Скованные. Побег от прошлого 114

Наградить фанфик “Скованные. Побег от прошлого”

Моему самому прекрасному и любимому Лангсуренку :3 Ты мне оч помогаешь и, вообще, ты супер :*

Любимой музе Write Wolf :3

Любимому Персиковому Мишке за поддержку и веру в меня :3

Прекрасной LSH – самому главному консультанту по США :3

И Пайпер, любимая сестренка и по совместительству медицинский консультант. И не только =)

**WARNING!** До прочтения заглядывать в отзывы не рекомендую, велика вероятность нарваться на спойлер! А сама работа – один большой спойлер к первой части =)
Так что рекомендую ознакомиться с **первой частью “Скованные”**: https://ficbook.net/readfic/6251929

Традиционно предупреждения не выставлены намеренно, потому что это могут быть спойлеры.

**Приквел** о прошлом главных героинь: https://ficbook.net/readfic/7350134

**Сборник** всех работ про Ники и Элис в хронологической последовательности: https://ficbook.net/collections/11584407

За обложку безмерная благодарность Shaman94 :3 (https://shaman94.deviantart.com/ – шикарный артер) – https://pp.userapi.com/c850120/v850120051/9307a/trGXnpN9fgo.jpg

Спасибо Skunkster за классный коллаж :3 https://pp.userapi.com/c849528/v849528291/dbdda/9eQPt-vjdV4.jpg
И молоденькую Николь :3 https://pp.userapi.com/c849528/v849528291/dbde4/thrLn7JGt9U.jpg

Внимание тем, кто вдруг забрел с марафона и не читал первую часть. Смело читайте ее и оставляйте отзыв к ней.

20. Оно того стоило

— Да ладно тебе, Кейт, я в порядке, — в очередной раз уверила ее Николь. Она все еще испытывала дикую боль, каждую секунду жалея об отказе от сильнодействующих обезболивающих, но не хотела волновать свою девушку. Кейт и так ни на секунду не оставляла ее, переживая по поводу и без. Конечно, такое внимание льстило, но Николь хотелось не этого. Стоя на коленях с дулом пистолета у лба она осознала многое. Что должна извиниться перед матерью за все то, через что ей пришлось пройти, перед Мэттом за все выходки, перед капитаном, перед Уолли, даже перед Лили. Но самое главное — она думала о той, кто ей дороже всего. И это была не Кейт. Образ Элис до сих пор стоял перед глазами. Николь ждала ее прихода больше всего. Но она единственная ни разу не навестила за две бесконечно долгие недели, проведенные в больнице. Даже Шектер, всегда недолюбливающий Николь, нанес визит вежливости, но не Элис. Безотчетный страх больше не увидеть ее терзал постоянно. — Ты уверена? — обеспокоенно спросила Кейт. От ответа спасла открывавшаяся в палату дверь. Николь надеялась увидеть Элис, но в проеме появился Бэйкер. Подавить разочарованный вздох удалось с большим трудом. — Кейт, ты не оставишь нас? — Капитан вежливо склонил голову перед ней. — Конечно. — Та поцеловала Николь в щеку и вышла в коридор. Бэйкер проводил ее мрачным взглядом и какое-то время просто смотрел на дверь. Его молчание буквально сводило с ума. Вряд ли это был обычный светский визит, а судя по напряженному выражению лица, он пришел с новостями. И наверняка не с самыми хорошими. — Насколько все плохо? — все же не выдержала Николь. — У тебя с головой? Неизлечимо, — хмыкнул Бэйкер, но продолжил серьезным тоном: — На этот раз ты вляпалась основательно. Я не уверен, что смогу защитить тебя. — Я этого и не прошу. Я знала, на что иду. — Черт возьми, Николь, о чем ты думала? — Об отце, — опустив взгляд, ответила она. — Теперь я знаю правду. Рой признался, что это он на самом деле убил его. — Ты же понимаешь, что это не основание для того, чтобы снова открыть дело? — Покачал головой Бэйкер. — Да, но, возможно, его все же удастся засадить. До того, как меня поймали, я успела сделать несколько фото. Кажется, они называли поставщика Горан. Стэдман же этого хотел. Рой сломал мой телефон, но все сохранялось в облако. Думаю, Рой все удалил, но Уолли наверняка сможет восстановить. — Я дам ему задание и передам все в ОБН. Но это вряд ли поменяет что-либо в твоей ситуации. Ты действовала за пределами своих полномочий. — Я знаю, но если Баллард и его шайка окажутся за решеткой, оно того стоило, — уверенно ответила Николь. В конце концов, это и было ее целью. Пусть заставить Роя ответить за убийство отца она не сможет, но если в итоге он окажется в тюрьме, то неважно, за какое преступление. А уж устроить ему там «сладкую» жизнь труда не составит, главное — найти нужных людей. — Теперь я лишаюсь двух хороших детективов. — Бэйкер тяжело вздохнул. — Подождите, что значит двух, сэр? — Николь с подозрением прищурилась. — Не уверен, что ждет тебя, но я бы не рассчитывал, что ты останешься в убойном. — Или в полиции, — закончила она, не испытывая никаких иллюзий относительно своего будущего. — Но вы сказали двух. — Райли подала рапорт о переводе в другой участок. — Что? Почему? — Ты меня об этом спрашиваешь? — Бэйкер вскинул брови и посмотрел на Николь слишком проницательно. — Пока он лежит у меня в ящике стола, но долго удерживать его я не смогу. Возможно, Николь поняла его намек слишком буквально, но позволить Элис перевестись она не могла. Нужно только найти телефон и поговорить с ней, но у капитана просить его она не решилась. — Мне пора, — взглянув на наручные часы, сказал Бэйкер, — у меня встреча с комиссаром. — Вы будете говорить обо мне? — спросила Николь, на самом деле не горя желанием услышать ответ. — А сама как думаешь? — хмыкнул капитан. — Поправляйся. — Он по-отечески сжал ее руку и направился к выходу. — Есть, сэр. Проводив его взглядом, Николь задумалась о переводе Элис. Даже если Бэйкер не имел это в виду, причина такого решения была очевидна. Оставалось только переубедить ее. Тем более, остаться в полиции Николь явно не светило. А значит, и сталкиваться они не будут, так что незачем переводиться из участка, где у Элис есть люди, действительно заботящиеся о ней, где она может чувствовать себя, как дома. Через пару минут после ухода Бэйкера в палату вернулась Кейт. Она держала в руках два стаканчика с кофе. — Под словом «покрепче» я подразумевала кое-что другое. — Николь выдавила из себя улыбку. — Даже не надейся. — Подмигнула Кейт. Она была такой внимательной и заботливой, что Николь чувствовала себя виноватой, даже просто находясь рядом с ней. Не говоря уже об измене. От чувства вины и стыда, ей становилось намного паршивее, чем от постоянно терзающей физической боли. Пока Кейт посвящала ей все свое время, мысли Николь находились далеко. Она не заслуживала такой девушки. А Кейт заслуживала большего.

Элис налила бокал вина и уселась перед телевизором, где шел фильм про Капитана Америка. Она не особо интересовалась комиксами и супергероями, зато вот Ники любила именно этого. У нее даже имелась футболка с его изображением. Невольно улыбнувшись своим мыслям, Элис сделала несколько глотков вина. Ее взгляд зацепился за стоящий на журнальном столике оранжевый пузырек. Она взяла его в руки и прочитала свое имя на этикетке и дату. Легально она принимала таблетки только полгода назад и сейчас не знала, почему продолжает хранить их в этом пузырьке. Возможно, чтобы было проще закрыть глаза на неправильность происходящего. Зато Ники сразу поняла, в чем дело. Элис собиралась достать пару таблеток, когда услышала звонок в дверь. Она нахмурилась, ведь не ждала никого, а случайные гости давно перестали приходить к ней. Взяв пистолет со столика, Элис бесшумно подошла к двери и посмотрела в глазок. Вот уж кого она точно не ожидала увидеть, так это Ники. Быстро отперев замки, она открыла дверь. — Что ты здесь делаешь? — спросила Элис, с ужасом глядя на бледную Ники. Та едва стояла на ногах, опершись рукой о косяк, лоб блестел от пота, и вообще, складывалось впечатление, что она сейчас упадет. — Можно мне присесть? — спросила Ники и слегка улыбнулась, но далось ей это явно с огромным трудом. — Ты в своем уме? Ты должна быть в больнице! — Элис подхватила ее под руки и помогла дойти до дивана. Скривившись от боли, Ники рухнула на него и положила руку на живот, как раз на место ранения. От ее тяжелого дыхания становилось не по себе. Не зная, что делать, Элис присела рядом и взяла телефон со столика. — Я вызову скорую. — Нет, стой. — Ники замотала головой и дернула рукой, видимо, собираясь остановить Элис, но почти сразу отказалась от этой идеи. Даже представить сложно, какую боль она сейчас испытывала. — Нам нужно поговорить. — И ради этого ты решила умереть в моей квартире? — Смешно, — хихикнула та, но тут же снова скорчилась от боли. Смотреть на ее мучения у Элис выходило с трудом, и приходилось прикладывать изрядные усилия, чтобы не отвернуться. Каким бы безумием она ни считала этот поступок Ники, по крайней мере, выслушать ее стоило, не зря же она самовольно покинула больницу, когда до выписки еще очень далеко. К тому же эта упрямица вряд ли позволит помочь, пока не выполнит задуманное. — Ты решила опять сбежать, не попрощавшись? — нахмурившись, спросила Ники. — Это не то, о чем ты думаешь. — Элис вздохнула и отвела взгляд — сейчас она не могла смотреть ей в глаза. — Откуда ты вообще узнала? — Бэйкер сказал. Кажется, он тоже не хочет, чтобы ты уходила. — Так будет лучше. — Нет! Перестань это повторять! — резко дернувшись, перебила ее Ники и опять схватилась за живот. Крупные капли пота покатились по ее вискам, но она продолжила, несмотря на искаженное гримасой боли лицо: — Потерять отличного детектива. В этом нет ничего хорошего для участка. — Тебе-то какое дело? — Элис прищурилась, не совсем понимая, к чему весь разговор. — Никакого. — Покачала головой Ники, окончательно все запутав. Некоторое время она молчала, тяжело дыша. — Я думала, что умру там. И знаешь, о чем я жалела больше всего? Что не смогу увидеть тебя. — Ники. — Элис вздохнула. Она даже не представляла, насколько хотела услышать от нее нечто подобное, но не могла позволить себе испортить ее отношения, ее жизнь. Как бы она ни притворялась, слишком далеко ей было хотя бы до иллюзии порядка внутри. — Элис, там я поняла одно: ты нужна мне. — Ники посмотрела ей в глаза, и в ее взгляде читалась не только уверенность в собственных словах, но и надежда. — А как же твоя девушка? — Мы расстались. Кейт — потрясающая. — Ники тепло улыбнулась, говоря о ней. — Она красивая, умная, веселая. Но она. не ты. И она заслуживает ту, которая будет любить ее так. как я тебя. Элис видела, что Ники говорит искренне. И желала этого больше всего на свете. Она тоже поняла это на том терминале. Но просто не могла впустить Ники в свою жизнь. Слишком все изменилось после похищения, и вовлекать ее в постоянный ужас, ставший обыденностью, Элис не имела права. — Тебе это не нужно, Ники. — Она покачала головой. — Может, позволишь мне самой решать? — Тело, покрытое уродливыми шрамами, ночные кошмары, зависимость. Просто девушка мечты, — мрачно усмехнулась Элис. — А может, теперь у нас гораздо больше общего. Ты об этом не думала? — Ники улыбнулась и, скривившись от боли, дотронулась до напряженной руки Элис. — Мы совершили ошибку в прошлом. Почему ты не хочешь дать нам шанс сейчас? — Все изменилось. Мы изменились. — Вот именно! И поэтому все получится. Элис хотелось верить в это, но она боялась. Еще больше, чем много лет назад. Тогда ей было страшно испортить дружбу, сейчас же — что Ники отвернется, когда поймет, что Элис уже давно не та девушка, в которую она когда-то влюбилась. А потерять ее снова. От одной мысли все тело сводило от страха. Однако Ники всегда была раздражающе упрямой и шла к цели, даже если это угрожало жизни и карьере, всему. Как в случае с Блэйдом или Баллардом. Может, не стоило ее недооценивать? — Я не уйду отсюда, пока ты не согласишься, — словно подтверждая мысли, сказала Ники. — Та ночь. — Свою мысль она не закончила, застонав от боли. Элис хотела возмутиться, но заметила небольшое пятно крови на ее футболке. Похоже, разошлись швы, и нужно срочно вызвать скорую. Элис начала набирать номер в телефоне, но Ники, тяжело дыша, перехватила ее руку: — Твой ответ? — Хорошо! Хорошо! Если ты пообещаешь вернуться в больницу! — Без проблем. — Ты же понимаешь, что это шантаж? — набирая номер девять-один-один, хмыкнула Элис. — Еще какой. — Губы Ники растянулись в победной ухмылке. — Но оно того стоило. Когда оператор ответил, Элис сообщила свой адрес. Она с волнением придвинулась к Ники и осторожно приподняла футболку. Бинты насквозь пропитались кровью, и оставалось только догадываться, сколько времени это продолжалось. Элис безумно злилась на Ники за все безрассудные поступки, но в то же время радовалась ее настойчивости. Сама она никогда не смогла бы так поступить. И может, ее согласие и было получено наглым шантажом, но за последний год оно оказалось самым честным действием, прежде всего перед самой собой. — Нам снова придется скрывать наши отношения, — не зная зачем, сказала Элис — наверное, чтобы заполнить затянувшуюся паузу. — Я бы об этом не волновалась. — Устроив голову на спинке дивана, Ники прикрыла глаза. — Почему? — После всего, что я сделала, меня наверняка вышвырнут из полиции. Но я наконец-то знаю правду о том, кто на самом деле убил моего отца, — заметив замешательство Элис, она пояснила: — я потом тебе расскажу. А еще у меня есть ты. Так что я в выигрыше. Несмотря на улыбку, Ники все равно выглядела грустной. Элис прекрасно знала, что для нее значит работа в полиции, и ее потеря будет тем еще испытанием. Но об этом они смогут поговорить и позже. В конце концов, главное, что они вместе и у них впереди еще много времени. Оставалось только доставить Ники в больницу.

Это интересно

В жизни нет ничего, чего стоило бы бояться, есть только то, что нужно понять.

Я вечно боялся не того, чего надо было бояться, и вечно не боялся того, чего бояться следовало. А раз так, то стоило ли вообще бояться?

Дмитрий Емец («Карта Хаоса»)

Нет идей, за которые стоило бы умирать. Есть идеи, за которые стоит убивать.

– Мне не стоило увольнять Кэмерон – она знала, где лежит сахар.
© Доктор Хаус

Мне стоило родится лет 300 назад. Моя романтическая душа сейчас не в моде.

Съемка этого селфи заняла 3 года. И оно того стоило!

36 стран, 3 года, одна камера GoPro, одна ручка-штатив и мотоциклы. Так снималось самое эпичное видеоселфи.

Съемка этого селфи заняла 3 года. И оно того стоило!

36 стран, 600 дней, одна камера GoPro, одна ручка-штатив и мотоциклы. Самое эпичное видеоселфи ever.

Мне бы стоило родится лет 300 назад; моя романтическая душа сейчас не в моде.

Если Вы одолжили кому-то 20 баксов и больше уже не встречаете этого человека, то, возможно, это того стоило.

В жизни нет ничего, чего стоило бы бояться, есть только то, что нужно понять.

Мне бы стоило родится лет 200 назад: моя романтическая душа сейчас не в моде.

С некоторыми людьми вообще стоило бы никогда в жизни не связываться, чтобы не было того, что происходит сейчас.

Мне стоило родится лет 300 назад. Моя романтическая душа сейчас не в моде.

с некоторыми людьми вообще стоило бы никогда в жизни не связываться, чтобы не было того, что происходит сейчас.

Мне стоило родится лет 300 назад. Моя романтическая душа сейчас не в моде.

ЕГЭ стоило придумать хотя бы для того, чтобы вчерашние школьники понимали, какая система ценностей ждет их во взрослом мире.

ххх
Мне стоило родиться 300 лет назад.Моя романтическая натура сейчас не в моде.
ууу
билять, Света.. 300 лет назад ты была бы или проституткой или женой старого импотента. гигиены нет,тампонов нет, душа-ванны нет, косметики кроме свеклы-морковки-сажи нет, противозачаточных (. ) нет, срать в горшок,подтираться пальцем, стиральных машин и стирального порошка нет, труселей и лифанов нет, в церковь ходить как на работу, ебут не спрашивая что ты думаешь, женский оргазм еще лет 250 как миф. РОМАНТИКА, ХУЛЕ.
ууу
и ДА, КСТАТИ, 300 лет назад инквизиция баб красивых вообще легко жарила на кострах.
ууу
стоило-стоило.

Мы ждали 14 лет, и оно того стоило! ( 5 фото )

14 июня в кино выходит новый мультфильм от студии Pixar — The Incredibles 2 (у нас — «Суперсемейка 2»), продолжение главного супергеройского проекта студии, выпущенного в 2004 году. То есть сиквела мы ждали 14 лет — случай уникальный как для супергеройского фикшена, так и анимации. Мне уже удалось посмотреть мультфильм на пресс-показе, и в этом материале я расскажу о своих впечатлениях от возвращения семьи Парр.

«Суперсемейка» вышла в очень правильное время. В 2004 году люди еще не успели устать от супергероев в кино, а среди анимационных проектов у мультфильма Pixar аналогов не было. Мультсериалы, основанные на комиксах, не в счет — это не оригинальные герои, и у них совсем другой масштаб. Решая посмотреть, скажем, мультфильм про Человека-паука, зритель уже знал, кто этот герой. А от «Суперсемейки» можно было ожидать чего угодно.

И Брэд Берд — создатель и режиссер и оригинальной «Суперсемейки», и сиквела, также известный по культовому мультфильму «Стальной гигант» — прекрасно обыграл традионную супергеройскую формулу в духе «Фантастической четверки». Он взял архетипичные способности и создал Суперсемейку, выведя на передний план не подвиги супергероев, а семейные неурядицы, которые возникают в любых отношениях. Вынужденные скрывать свои суперсилы, Боб и Хелен Парр посвятили жизнь детям, каждый из которых получил свои суперспособности.

Что интересно, тема семьи даже в комиксах Marvel и DC остается исследованной достаточно слабо. Этому посвящали отдельные серии — The Fantastic Four, Amazing Spider-Girl, Amazing Spider-Man: Review Your Vows, Superman vol. 4, Super Sons и другие, — но в этих комиксах сами «серые» будни показывались слабо. Авторы не хотели на них останавливаться, уводя сюжет в более динамичное русло. А вот «Суперсемейке» в 2004 году удалось показать, что скучные семейные будни тоже могут быть веселыми. И спустя 14 лет Брэд Берд сделал это снова.

Сиквел в плане подачи семьи и изображения реального быта суперсемейства ни в чем не уступает оригиналу. В чем-то вторая часть даже превосходит первую, но об этом чуть позже.

Признаюсь, после анонса «Суперсемейки 2» у меня были смешанные чувства. Я ожидал провала, потому что очень мало случаев, когда спустя столь большой срок сиквелы оказываются успешными. Но Pixar, к счастью, основательно подходит к своим проектам, поэтому ожидание того стоило. Сиквел «Суперсемейки» оказался ничуть не хуже оригинала, что само по себе уже достижение, ведь прошло так много времени.

Если в реальном мире прошло 14 лет, то действие «Суперсемейки 2» начинается там же, где закончился первый мультфильм. Злодей Подрывашкин (в оригинале Underminer) решает ограбить банк, а семья Парр — остановить его. Это создает двоякое впечатление. С одной стороны, история словно и не уходила на перерыв в 14 лет, а с другой, ряд изменений, произошедших в мире «Суперсемейки», вызывает вопросы. Например, одна из ключевых линий сиквела — выведение на первый план Эластики и решение Мистера Исключительного остаться дома с детьми, чтобы его жена могла вернуть героям былое величие.

Эмоции Боба Парра тут смешанные. Он рад, что его жене достался такой шанс и искренне хочет ей помочь, но его бесит, что СМИ выбрали не его, Мистера Исключительного, одного из самых известных супергероев планеты. То есть «Суперсемейка 2» далеко заходит на территорию современной трактовки равноправия в отношениях.

Бобу приходится признать, что следить за семьей — тяжкий труд, даже более тяжелый, чем спасение мира от угроз. Особенно если до этого Боб долгие годы перекладывал все домашние обязанности на жену.

Это, конечно, не значит, что «Суперсемейка 2» рассказывает только о равноправии. Напротив, это одна из важных линий, которая не вызывает негатива, ведь Хелен действительно заслуживает свой шанс на славу и подвиги, а Боб не может не помочь жене это сделать. Ведь если она преуспеет, то и он сможет надеть костюм снова.

Вообще в мультфильме отлично прописана линия с возвращением доверия общества к супергероям. Эту тему тоже неоднократно исследовали в комиксах, и там герои регулярно сеяли хаос, спасая мир, из-за чего простые люди их недолюбливали. Это даже упоминалось в недавнем «Человеке-пауке: Возвращении домой». Компания Эдриана Тумса в начале фильма занималась устранением последствий после схваток героев с различными угрозами.

Вот и «Суперсемейка 2» развивает эту тему. Пока политики винят героев в разрушениях, вызванных злодеями, другие СМИ хотят вернуть былое величие своих защитников. Для этого организуют целую кампанию по освещению деятельности Эластики. Но в городе новый злодей, с которым предстоит справиться Хелен.

Главный сюжетный твист — личность злодея — разгадывается буквально в первые полчаса мультфильма, но это не портит впечатления. Сам злодей оказывается аналогом Синдрома из первой части. У него есть личные счеты с супергероями, и он стремится доказать обществу, что оно было право насчет них. Как и первая часть, «Суперсемейка 2» наивна и предсказуема, но ровно настолько, насколько можно ожидать от супергеройской истории в духе комиксов. Это не переосмысление супергероики, где герои могут проиграть в конце, это классическая супергероика с акцентом на семью. А значит даже в самой трудной ситуации героев ждет хэппи-энд.

Отдельно стоит отметить двух персонажей. Боб Парр прекрасен в роли отца, пытающегося следить за своими детьми, но совершенно не осознающего, как много мелочей нужно учитывать, чтобы все держалось на плаву. Спасавший города Мистер Исключительный не представляет, как много ответственности он на себя взвалил. Боб осознает, что главные подвиги его жена совершала дома, когда удерживала семью вместе даже в самых критичных ситуациях.

Вообще все лучшие сцены в сиквеле — это его попытки удержать домашний быт и помочь детям с их проблемами. Где-то получается, где-то нет, но Боб пытается. Правда, с Джеком-Джеком так легко все не пройдет.

Если вы помните, то в финале первой части стало известно, что младший ребенок семьи Парр — полиморф. У него несколько суперспособностей, но в силу возраста он еще не научился их использовать.

Так вот в сиквеле Джек-Джек затмевает всех остальных действующих лиц своими способностями (критики не обманули!). Сил много, они очень крутые и никто, включая родителей, не ожидает того, на что способен младенец. Безусловно, лучший персонаж мультфильма — и один из самых оригинальных героев супергеройского канона.

Так как в сюжете обсуждается отмена запрета на cупергеройскую деятельность (этакие Watchmen наоборот), в мультфильме участвует множество новых героев, обладающих самыми разными (но по большей части опять же — архетипичными) способностями. Возможно, в будущем (а я уверен, что о семье Парр выйдет и третий мультфильм) нам представят местный аналог Лиги справедливости или Мстителей. Хотя Суперсемейка — это скорее Фантастическая четверка, где все связаны в первую очередь родственными узами, а потом уже командными.

Кстати, если вам будет мало мультфильма, то совсем скоро стартуют комиксы про семью Парр от издательства Dark Horse. Серий будет две — одна состоит из коротких историй о приключениях героев, а вторая будет нацелена на детей, и в центре внимания будет Джек-Джек.

Подводя итог, важно сказать, что «Суперсемейка 2», не имея основы в виде комиксов, выдает лучшую супергеройскую историю 2018 года. Простую, динамичную, яркую и искренне смешную. Здесь нет неуместных шуток, для ее восприятия не нужно смотреть восемнадцать фильмов, а главное — она найдет способы достучаться до каждого зрителя. И тому причина — тема семьи, которая в тех или иных аспектах касается каждого. Надеюсь, третью часть не придется ждать еще 14 лет.

20 смешных фото про детские шалости из серии «Оно того стоило!»

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 751
  • КНИГИ 588 370
  • СЕРИИ 21 881
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 546 358

Оно того стоило. Моя настоящая и невероятная история. Часть 1. Две жизни

© 2014 Беата Ардеева

Я много раз слышала, что «жизнь чудесна», но не сразу стала с этим соглашаться. К такому выводу меня привела собственная история, которая показалась ярче всех прочитанных и увиденных в кино. И главное – она настоящая! Такое нельзя придумать, трудно понять, еще труднее объяснить… А я все это прожила. И теперь могу улыбаться и рассказать – думая, что это, как минимум, приключение, которое, возможно, поможет другим размышлять и делать выводы.

Моя история – цепь невероятных совпадений и удивительных случайностей, но теперь я уже не стану говорить о том, что события могут быть случайны.

История о том, как в результате многих совпадений я начала работать ведущей на телеканале МУЗ-ТВ, как новые «случайные совпадения» привели меня на MTV, как благодаря MTV я стала сопродюсером поп-группы «Тату», и почему случившуюся со мной потом аварию я не считаю «очередным совпадением случайностей»…

Я была за рулем машины, которая упала с горы в Турции, перевернувшись несколько раз; я больше месяца пробыла в коме. Для начала – чудом было то, что я выжила. Авария была ужасной, и обычно уже четыре дня, проведенные в коме, считаются медиками критическим сроком, при превышении которого врачи уже не могут ничего обещать пациенту. Чудом было и то, что я смогла снова ориентироваться в этом мире, научилась ходить и говорить (очнувшись, я не могла). И чудесно, что я могу теперь вспоминать все эти ужасные, долгие испытания с улыбкой:)

Книга однозначно будет полезна тем, кому пришлось столкнуться с понятием «реабилитационный процесс», и в ней есть много открытий – возможно, они станут поводами для размышлений. В книге есть и специальная глава «для женщин» – «Быть женщиной». Вообще-то, она «про» женщин – а значит для всех!

Я не делаю никаких утверждений, ни к чему не призываю и ни в чем не убеждаю – я просто делюсь мнением и своим редким опытом, а также рассказываю о том, что позволило этот опыт получить. Почти к каждому абзацу, где нет цитат, можно добавить вступительные слова «мне кажется» или «я думаю» (особенно это касается сделанных выводов) – о своем отношении к упоминаемым цитатам я тоже рассказываю.

Я не стала бы повторять этот опыт в полном объеме, но он был моей удачей!

Что я думаю об этой аварии через 10 лет? Что оно того стоило!

Почему? Об этом я рассказываю в книге.

Эта книга – не хорошо продуманное художественное произведение с грамотным сценарным планом. Но в ней тоже есть «завязка», «развитие сюжета» и фантастическая кульминация! Все было «по-настоящему». Здесь нет единого и упорно предлагаемого настроения (как это часто бывает у серьезных писателей) – настроений очень много, и они все очень искренние и сильные (как это часто бывает у женщин). Эти перемены настроения нельзя представить ни как кривую, ни как параболу и т. д. – бывало по-разному, но всегда очень сильно и честно! «По правилам» в этой истории только орфография и пунктуация.

P. S. И очень важно читать все главы по очереди – я прожила все это в хронологическом порядке.

Итак, история такова

Я была Аней, потом сознательно стала Беатой, потом попала в аварию, пробыла в коме 33 дня, получила вторую жизнь, долго и мучительно восстанавливалась, и в итоге заключила, что «Оно того стоило!»

К моменту аварии мой опыт уже можно было назвать «богатым»: учеба, любимая работа, поклонники и автографы, мужчины, романы, музыка и наркотики, собственный бизнес… Потом все это сменилось удивительно контрастно: одиночество, потеря голоса, кардинальное изменение внешности, временная амнезия, отсутствие работы и вообще общения. Потом изменилось и это – тоже удивительно и тоже контрастно, и я получила максимум!

И я хочу рассказать, как все это было, потому что знаю, что часто сомневаешься в чудесах.

Расскажу, как я была Аней, как я выучила много иностранных языков и училась в разных университетах, как я хотела быть и стала телезвездой Беатой – сначала на МУЗ-ТВ, потом на MTV, как организовала собственный бизнес, как меня учили «правильным» вещам, и как я сама училась «неправильным». Как я попала в серьезнейшую аварию, чудовищно страдала потом и как ни о чем не жалею!

И это история про любовь, в существовании которой я уже очень сомневалась. Сейчас я понимаю, что услышать такую историю в подростковом возрасте мне было бы очень нужно, и это меняет многое. Становится понятнее, о чем можно мечтать.

Такое бывает редко, но нужно знать, что так бывает! Будущее неизвестно: ожидать и планировать такие истории, или рассчитывать на них, странно – но они возможны!

Мы все считаем себя «цельными», «сформировавшимися» личностями, у которых есть неизменные ценности и приоритеты – многие думают, что измениться нельзя. Это сложно и небыстро, это не всегда происходит по собственному желанию, но пресловутая «система приоритетов» может меняться! Я расскажу, как это было в моем случае.

С тем, что написано в книге, сложно спорить – это мой опыт, он был таким и привел меня к таким выводам, а «все очень индивидуально». Но этот опыт можно учитывать, например, в отношениях с другими людьми или при составлении планов. Выбор и возможность получить личный и новый опыт всегда есть у всех.

Большая часть этой книги – рассказ о долгом восстановлении и начале второй жизни, который, возможно, поможет многим в такой ситуации не терять надежды. Нельзя научить надеяться, но можно рассказать похожую историю. Свой рассказ я буду дополнять очень реальными и иногда грустно-правдивыми историями из жизни, которые были записаны в период «реабилитационного процесса».

Основа книги – мой дневник, который я вела онлайн, пока училась ходить и говорить. Отец научил меня уделять этому время во время нашего семейного отдыха, когда мы плавали на байдарках. В период реабилитации дневники помогали мне ориентироваться в этой реальности – поэтому я описывала каждый день, тренируя память.

Таким образом, это не красочные воспоминания о моих гигантских усилиях и силе воли, а честное описание происходившего. В посткоматозном состоянии вообще сложно жить – не то что писать, но я это делала для того, чтобы жить. Я знала, что восстановлюсь и снова попробую бегать, поэтому даже находила поводы улыбаться. «Ну, ведь потом же будет смешно!» – рассуждала я.

Так в дневнике появились улыбочки, со временем их становилось только больше. Я не Лев Толстой, и пишу уже пару веков спустя, никого и ничего не придумываю и рада делиться оптимизмом. Сама улыбаться я научилась не сразу (пришлось подождать, пока восстановится мимика), но чувствовать эти эмоции могла всегда. Конечно, «Анна Каренина» с улыбочками выглядела бы странно, а в моем случае честнее так. Приятно, что я не потеряла чувства юмора. Несколько лет подряд я подробно описывала каждый день, все изменения своего восприятия и общения с людьми.

Что подумают обо мне мои друзья?

Заранее хочу сказать всем моим личным знакомым: я не всегда и не про всех говорила только восторженно. Плохо не писала тоже – я не сочиняла обвинения или похвалы, а просто честно описывала свои впечатления от многочисленных ярких историй.

В этой книге много всего – что-то покажется знакомым, что-то станет новым (но нового больше), а какие-то рассказы вообще могут показаться «неприличными» – а я пережила это все плюс еще многие эпизоды (которые я действительно удалила или даже не описывала). И так хватало.

У этой истории счастливый конец, и здесь есть темы для размышления.

Моя первая жизнь

После реанимации врачи поздравляли меня с началом новой жизни. В принципе, спорить с таким представлением произошедшего было сложно, и со временем я тоже привыкла условно делить свою жизнь на первую и вторую. Начну с первой.

Оно того стоило! (гет)

Оно того стоило!

Наступила ночь, и я напиваюсь в своем кабинете в гордом одиночестве. Внизу, в Большом зале, продолжается выпускной бал, веселятся пьяные студенты и не менее пьяные профессора и родители и светятся праздничные украшения.

Во всем Хогвартсе сейчас не сыскать более несчастного и одинокого человека, чем я. Отсидев положенные по протоколу три часа и произнеся прочувствованную напутственную речь, я сбежал к себе, к горящему, несмотря на июнь, камину и бутылке с виски. И вот напиваюсь, пытаясь забыться, хоть на короткое время уйти от одной, но очень большой проблемы. Дело в том, что я влюбился, по традиции безответно, и это совсем не сделало мою жизнь легче и приятнее. И завтра утром моя любовь навсегда уедет отсюда, лишив меня даже призрачной надежды на счастье.

Мне горько, больно, и очень обидно. Хочется завыть или разбить что-нибудь, желательно важное и нужное, но я терплю. В таком расхристанном состоянии я противен сам себе, но поделать ничего не могу.

Впрочем, по порядку. Я очнулся через неделю после того, как Поттер добил Темного Лорда. Открыл глаза, обозрел белый потолок лазарета, бегавших туда-сюда целителей и их помощников, с усилием стащил себя с кровати и из последних сил уполз в свои подземелья варить зелья. Лазарет расходовал их декалитрами, и Слагхорн не справлялся вовремя с производством новых. Я выгнал его ко всем чертям из лаборатории, поставил все имеющиеся котлы на треноги — и понеслось. Нарезать, растолочь, засыпать, перемешать, разлить — и вновь по кругу. Это продолжалось две недели подряд, с короткими перерывами на сон и еду. Слава Мерлину, в Хогвартсе есть эльфы, иначе я загнулся бы еще в первые три дня от голода и жажды, но они самоотверженно приносили мне еду и питьё.

В то время, когда я бегал между котлами и разделочным столом, в Визенгамоте судорожно пытались сообразить, что же им со мной делать. Впрочем, я об этом узнал только после решения суда. Поттер, Грейнджер и оставшиеся в живых члены Ордена Феникса настаивали на полном моем оправдании и награждении Орденом Мерлина, члены суда вяло сопротивлялись. В итоге меня оправдали. Хотя мне было отчаянно безразлично. Азкабан так Азкабан! Я исполнил свое дело, заплатил по всем счетам и готовился? умереть, но мне не дали. А раз не дали, так пусть делают со мной, что хотят.

Вместе с полным оправданием мне выдали-таки этот чертов Орден этого чертова Мерлина аж первой степени и предложили остаться директором Хогвартса. Я согласился, будучи, видимо, несколько не в себе, а когда очнулся, изменить ничего не мог.

Вместе с директорством на меня свалилась целая куча проблем. Школа лежала в руинах, жить тут не представлялось возможным, не хватало учителей, и денег, и материалов.

Восстановление Хогвартса заняло почти все лето. И все это время я пребывал в каком-то заторможенном состоянии. Нет, я исправно раздавал руководящие указания, продолжал варить литрами зелья для лазарета, искал профессоров, колдовал над разрушенными стенами. Но мне казалось, что я участвую в каком-то странном фарсе или сплю. И вот сейчас фарс закончится, я проснусь, и мне надо будет мчаться к Лорду, шпионить и плести интриги.

В сентябре приехали ученики, и жизнь вошла в более или менее привычное русло. Вечная вражда Гриффиндора и Слизерина, отработки, бумаги, педсоветы, заседания, обеды, завтраки —и все то же ощущение полной нереальности происходящего.

Отпустило меня только к Хеллоуину. До меня неожиданно дошло, что все закончилось. Впереди мирная жизнь, директорский пост и смерть от старости в собственной постели. Моя душа нахально вылезла из панциря, в который я засунул ее еще двадцать лет назад, воспарила к небу и решила влюбиться, не тратя лишнего времени. И я влюбился, как миленький. Как в семнадцать лет, горячо, жарко — и абсолютно безответно.

Предметом моей новой страсти стала по какой-то горькой иронии судьбы Гермиона. Она повзрослела, стала еще серьезней и очень-очень красивой. Хотя, вполне возможно, что она и раньше была красива, только я этого не замечал.

Итак, я влюбился. Никаких шансов быть с ней вместе у меня не имелось. Старый, страшный Ужас подземелий и нежная юная гриффиндорка. Невозможное сочетание! Да я и не пытался намекнуть ей, что она мне нравится, даже несколько больше, чем просто нравится. Опыт с Лили научил меня, что мне не стоит ждать ответных чувств, просто потому что я их абсолютно недостоин.

Объект моей любви — если, конечно, можно так назвать девушку, ради которой я готов на все что угодно и еще чуть-чуть, — не подозревал о моих страданиях, продолжая усердно учиться, получать лучшие оценки и пачками собирать баллы для своего драгоценного факультета.

Впервые в жизни я радовался, что я должен вести зелья у Гриффиндора, ибо так и не нашел себе достойную замену. Слагхорн ушел на покой, а молодое поколение ничего путного собой не представляло, многие кандидаты даже Перечное зелье толком сварить не могли. Ненавистные прежде уроки превратились для меня теперь в еще одну бесценную возможность лишний раз понаблюдать за Гермионой, полюбоваться игрой света в ее волосах, ее тонкими нежными пальцами.

Я старался не смотреть на нее в открытую, но все тайное всегда становится явным.

Первым догадался Поттер. Потом Минерва, после нее Флитвик. Эти трое кидали на меня сочувственные взгляды, понимающе кивали, но, слава Мерлину, ничего не говорили. Хотя, скорее всего, мне просто казалось, что они разгадали мои чувства. Застарелая паранойя, от которой некуда не убежишь и не спрячешься. Но я старался не обращать на них внимания и продолжал наблюдать за ничего не подозревающей Гермионой.

Но все хорошее имеет, к моему глубокому сожалению, обыкновение заканчиваться! И вот уже ее последний учебный год подошел к концу, завтра она уедет и больше никогда не вернется. Поступит в университет, выйдет замуж, родит детей, а мне останутся только мои воспоминания, сделанные украдкой колдографии и статьи о ней, когда они появятся.

Сегодня мне горько, сегодня я прощаюсь с очередной мечтой и полузадушенной надеждой, и одной бутылки мне явно будет мало.

Зачем я пришел сегодня на свадьбу Мальчика-который-опять-выжил с мисс Уизли? Ведь я знал, что здесь тоже придет, знал, что она будет не одна, знал, что единственный взгляд на нее откроет все подзатянувшиеся за последние два года раны. Знал, но пришел — и вот уже три часа торчу под деревом в тени и, не отрываясь, смотрю, как хохочет моя любимая.

Она прекрасна. Она удивительна. Великолепна, неподражаема. Она стоит, облитая лунным светом, и мне кажется, что она нереальна. Ее волосы, заплетенные на концах в косички, струятся по плечам, на ней надето нежное шелковое платье, ласково льнущее к ее телу. И я не понимаю, как люди могут разговаривать с ней и не чувствовать, не замечать ее красоты. Как они могут спокойно дышать рядом с ней? Я не могу! От аромата её кожи моё дыхание сбивается, в голове сгущается туман, и мне хочется упасть перед ней на колени, обнять ее и никогда больше не отпускать от себя.

Но, несмотря на полное затмение в моем несчастном мозгу, я понимаю, что не имею права даже прикоснуться к ней, и продолжаю прятаться в тени старого дуба.

Рядом появляется Поттер, и я мечтаю быстрее уйти, ибо я знаю, что он собирается мне сказать. Посоветовать забыть, объяснить, что у меня нет ни малейшего шанса, дать понять, что она намного моложе меня и достойна лучшего. Я почти открываю рот, чтобы вежливо попросить его оставить меня одного, но Поттер меня удивляет. Он предлагает мне попробовать. Подойти к ней, пригласить ее на танец и через пару дней — в кафе. Он говорит, что я не прав, думая, будто я ей безразличен, рассказывает, что она одна, что она до сих пор ни с кем не встречается, и уходит.

И роняю бокал на землю. Мне страшно. Да, мне откровенно страшно. Я боюсь, что она отвергнет мое приглашение на вальс. Я так привык жить только мечтами о ней, что я не могу вот так просто подойти к ней и заговорить. Я стал трусом, я противен сам себе, но я, собрав по уголкам души остатки мужества, все-таки делаю крошечный первый шаг вперед.

Она соглашается потанцевать со мной! Мы идем к площадке, я обнимаю ее и под первые аккорды заглядываю ей в глаза. Они сияют безграничным счастьем, она смотрит на меня, как маленький ребенок на любимого плюшевого мишку, и мой страх уходит, оставляя вместо себя ощущение щенячьего восторга и всепоглощающей нежности.

Танец пролетает, но я не нахожу в себе силы отпустить ее от себя, а она не торопится исчезнуть, и я предлагаю ей уйти вместе. И, не дожидаясь ее согласия, тащу ее в дом, к камину, и мы вместе перемещаемся ко мне в кабинет.

Я усаживаю ее в свое кресло и отхожу к бару за вином, а она смотрит на меня и улыбается. Я чувствую ее улыбку всем телом, и мне хорошо, так хорошо, как не было никогда прежде.

Вернувшись к креслу, я вручаю ей бокал с вином и опускаюсь перед ней на колени. Я не знаю, что ей сказать: слова ушли, оставив в голове гулкую пустоту, и я могу только счастливо улыбаться, глядя ей в глаза. Она тоже молчит, но тишина эта не напрягает, она приятна и в данный момент абсолютно уместна.

Гермиона отставляет бокал, медленно наклоняется ко мне и нежно касается губами моих губ. Я стягиваю ее с кресла к себе на руки, глажу по спине, прокладываю дорожку из поцелуев по ее шее к плечу, а Гермиона счастливо смеется, запутавшись пальцами в моих волосах.

Я прижимаю ее к себе, стягиваю с нее платье, и у меня нет никаких сил не торопиться и быть нежным. В голове не остается ни одной мысли, меня занимает сейчас только ее тело под моими ладонями, выгибающееся и вздрагивающее от каждого моего прикосновения или поцелуя. Я не могу от нее оторваться, даже для того, что бы раздеться или дойти до кровати.

И я не могу поверить, что все происходит на самом деле, что она здесь, со мной. Наши тела сливаются в единое целое, так идеально, как будто мы созданы только друг для друга. Ни с одной женщиной раньше мне не было так хорошо, как с ней. Она отвечает на каждое мое движение, обнимает меня, кусает мое плечо и выкрикивает мое имя, вцепившись обеими ладонями в мои волосы. Великий Мерлин, как же я люблю эту женщину.

Я беру ее на руки и несу в спальню, осторожно кладу на кровать и сам ложусь рядом, нежно притягивая ее к себе. Я почти поверил, что засыпающая под моим боком девушка навсегда останется со мной. Но лучше я подожду до утра.

Ссылка на основную публикацию
+2